NEWS

Март 2018
 

«ВЕДМЕДИЯ»
Мелодии и тексты с 1-7 навеяны встречными скоростями на дорогах России. Первая песня написанна задолго до гражданской войны на Украине и слово “майдан” тут – кусок сукна, постилаемый на нары для игры в карты, а так же чемодан.

english:

«VEDMEDIYA»
The melodies and texts numbered 1-7 were inspired by swift encounters on the roads of Russia. The first song was written long before the Civil War in the Ukraine, and the word “Maidan” here means a piece of cloth placed on a bunk for playing cards or a suitcase.

***
 

Отрывок из ренцензии на альбом «ВЕДМЕДИЯ» на сайте gorodskoyportal.ru: (читать полностью)

“Как и в «Звуковом письме», в новой записи участвовали заметные, а то и любимые публикой люди. Они служат камертоном, задают настроение. В первой, распевной «Ведмедия», это якутский шаман Александр Кулан, во второй, приплясывющей «Ушанка» – Виктор Пивторыпавло («Запрещённые барабанщики»). Виктор, кстати, устраивает и на нескольких других песнях настоящий театр ударных инструментов. В списке участников выделим ещё и строчку «Люди в Электричке Москва – Тверь» – предложенные вещи идеальны для исполнения именно в этом месте в этой компании.

Путешествовать по России без песен невозможно – они появляются словно сами, страшные и мутные. Границы между насмешкой и тоской, сказкой и эпосом о Колыме тут нет. Особенностью тюремных страдальческих песен – от «House of thr Rising Son», которой тут нет, до «Ванинского порта», который есть – является то, что они должны быть исполнены «правильно», не только с чувством, но на предельной и уместной ноте проникновенности – актёрской и человеческой. Если иначе, то получается ложь и шняга, а это не тот жанр, где такое проходит. У Дубровской это основное качество, причём, кажется, что ей не нужны усилия, чтобы петь «правильно». «Ванинский порт» – там поёт Юрий Солярчин (пос. Ягодное) звучит на фоне застолья. Давно, кстати, пора ввести аналог «полевых» записей – «застольные». Не как маркетинговый бренд, а как место записи. Потом идёт финал – «Импровизация» с виолончелью Алексея Магарика, плачущей нечеловечески или, наоборот – словно человек… А мысль возвращается туда, где «Ванинский порт» – один из главных символов времени, он под стук – то ли вилок, то ли колёс расползается по душе, слова исполнителей путаются, души слушателей взлетают ввысь, и, за этот миг попадания в истину, во время, отдаётся многое. Ради этого, собственно, и живут настоящие музыканты. Дело за слушателями.”

Александр Волков
 
navy_1_S
 

***

Ноябрь 2014
 

Дорогие друзья, мой третий альбом “Синее Нечто” наконец-то закончен.

Если первый альбом группы “Эрзацмузыка” – это “Звуковое письмо” друзьям по рассеянию, второй, англоязычный – “Songs Unrecantable” – невыразимые песни для братьев по разуму, то третий альбом – “Синее Нечто” – (снова на родном языке), это просто 10 песен для тех, кто услышит. “Будьте странниками”, как сказал Христос Фоме и автор песен с радостью следует этому совету, игнорируя жанровые и географические границы, играя мелодиями и словами и воспоминаниями, сплетая их в музыкально-поэтические картины. Есть тут и псалом на мотив марша, и лубочная баллада, шаманская колыбельную, цыганский блюз и т.п. В записи этого альбома участвовало множество музыкантов, это прекрасная коллекция талантливых людей, встретившихся на пути в отечестве и за его рубежами. Эти песни – разговоры с попутчиками о мире, людях, любви, и страстях, доверительно и искренне, без оглядки, может быть потому что с попутчиками больше в жизни обычно не встречаются … хотя надежда на это остаётся.
 
navy_1_S

english: 

Dear friends, I am happy to say that my third record is finely finished. If Ersatzmusika’s first record, “Voice Letter”, was dedicated to distant or absent friends and its English-language successor, “Songs Unrecantable”, went out to kindred spirits, then their third disc, “Navy blue Nonesuch” resounds, albeit in Russian, for anyone who has ears to hear. Its ten tracks abide by the apocryphal gospel of joyful Saint Thomas, “be strangers”; it ignores genre and geography, plays with melody, words and memory, seeds from them musical-lyrical bastards. These are psalms set to marches, comic-strip ballad, shamanite lullabies and blues cannibalised by gypsies. The tracks feature many a travelling companion, fellows in society – and its absentees. They, songs as ensemble, tell of our Earth and its life, of love and so on, in unabashed sincerity, perhaps because a companion is soon again none.

 

navy_0_S